August 30th, 2010

избавление

Мне нравится выбрасывать мебель. Даже, наверное, больше, чем покупать. Хотя мебели я в своей жизни не покупала - сегодня был дебют. А вот выбросила порядочно - сначала, когда мама от меня съехала в другую квартиру, а потом, когда я съехала от мамы в другую страну. Ну, еще в Новосибирске, я сначала избавилась от лакированной итальянской "спальни" - в комнату без огромного шкафа, комода и хуетумбочек сразу начал поступать кислород. Там стало можно спать. Потом с тогдашней подругой как-то вечерком мы добили и кровать. В прямом смысле - мы что-то засиделись за посиделками и решили от нечего делать ее разобрать. От кровати, таким образом, остался матрас ну и то, на чем он лежит. Спать стало не скрипуче, и над головой не возвышался деревянный лакированный массив. Это было круто, хотя я тогда уже знала, что уеду.

А за последние два дня я с наслаждением и самозабвением выбрасывала мебель из новой квартиры. От самозабвения остались синяки на животе и руках - хрена ли, самой по лесенке спускать и на улочку выносить, но это того стоило. Благо, мебель осталась от предыдущего хозяина (ну как - осталась, она продавалась, я ее в бильярд выиграла), поэтому можно было с чистой совестью избавиться от всего, что хочу.

Итог: сижу довольная в полупустой квартире, на расчудесной двуспальной кровати ("Гонконг", черная, жесткая, азиатская такая вся), книги - на месте, одежда на месте, прихожая - красивая и пахнет палками. Вообще пахнет хорошо везде. Палками.

трава у дома

 Позавчера вышла вечером на улочку - перетаскать стописят мешков с мусором из новой квартирки - а там пацанята. Турки, двое, ладные такие, сидят, курят. Один мне сигаретку протянул, мол, затянись, мать, но я отказалась (так как все еще за глаза считаю себя некурящей). А спустя пару метров поняла, что курят-то травушку ребята. Ну, стало понятно, почему у них таких глаза настороженные были, когда я вышла. Пока я ходила туда-сюда мимо них "взять мешок - отнести к контейнеру, и обратно", они пару раз предложили помощь, но мне праздник пятницы им портить не хотелось, всех уверила, что мешки легкие. Но они все равно помогли. Принесли остальные мешки и раскидали по контейнерам (пластик - к пластику, картон - к картону). Такие вот соседи. Я там пепельницу поставила, чтобы не сорили. Ну и чтоб самой не сорить.

кроватный ряд

 Плюс к моей новоприобретенной кровати, имеется раскладушка, матрас, и одолженная раскладушка. Итого пять спальных мест. К приезду Марушки с детьми я готова. Только что поняла, что нет ни одного стола. И только один стул. Чашка и тарелка тоже одна. Но столовых приборов 24 - набор. 

парковка

 И все с этой квартирой супер, кроме одного - под окном парковка. Первый этаж, окна два, оба - на нее. Три машины, табличка, что парковка приватная, только для жильцов. Машины постоянно меняются. Ну я на эту парковочку сразу зуб заточила - ни хуя она не приватная, раз не для определенных машин. Наверняка ее просто "организовали", когда в моей квартире никто не жил. Встает вопрос - если земля принадлежит дому, то жильцы вольны делать на ней что угодно. Значит, и я вольна привезти пару громадных камней и ищите другое место под солнцем. Если земля государственная - тем более неясно, с хрена ли там бесплатно стоять машинам. Думаю, раз написали, что приватная, то земля принадлежит дому. Проблема одна - женщина из жилконторы, с которой я контракт заключала - дюже беременна, да и трубку не берет. Вряд ли ей есть дело до моего вида из окна. 

А ну и еще проблема - спросить не у кого, немецкий мой не ахти, а сегодня я попыталась на глазах у честного народа табличку отодрать. И бог видит, отдеру. Напишу, чтобы не парковались, наверное. Вдруг, перестанут. Ссыкотно немного на конфликт идти - не зная немецкого, не посоветовавшись с инстанциями. Табличка пока полуоторванная висит. Я пока думаю, как с ней поступить дальше.

д.р.

 Даша меня рассиропила окончательно. Я позвонила на ее день рождения - год назад в этот день мы уже были расстамшись, а я была на Крите и собиралась на о. Санторини и писала в другом жж, что вот мол, как нас раскидало по свету. А теперь мы снова, вернее, заново, друзья, и так странно услышать ее голос по телефону. Мы по телефону не разговаривали как раз с прошлого года, с ее отъезда. Она говорит так офигенно - немного растянуто, что ли, и как будто с легкой издевкой. Никогда эту манеру не замечала у нее. Видеоряд, видимо, мешал сосредоточиться на голосе. Ну и чат в скайпе, чотам.
На свой 26 день рождения она решила побриться под машинку, чтобы "стать как щенок, чтобы приятно было гладить", а также сидеть дома, ибо с похмелья (вечером, впрочем, в скайп не объявилась, все-таки, видимо, праздновала), а, ну еще покинуть Прагу за ради Питера, там устроиться почтальоном, найти женщину с квартирой ("с зарплатой почтальона не снять и кровати, я думаю!"), чтобы та еще ходила в халате, много курила и писала стихи. Предложение мое ходить на крышу с женой отвергла - слишком слюняво. 
Охуенная женщина. Хоть и странно это звучит о родном человеке. А как еще описать?